chumakin

Categories:

Ещё о ГП и его сути

Чудная статья про ГП здесь https://unlimmobile.livejournal.com/654599.html

Чудная в нескольких отношениях:

1. Последовательное изложение сложного материала.

2. Причем изложение по сути.

3. Разносторонний подход с заходом на широкий охват.

4. Приглашает к диалогу.

Поэтому вложу свой грошик.

ГП есть явление социальное, т. е. по факту его наличие неизбежно как неизбежно наличие железных дорог: на некоем этапе развития общество они строятся, и не факт, что они останутся в далеком будущем. Но на сегодня они есть, и мы хотим понять, почему их появление стало неизбежностью, что вынуждает нас говорить об их сути.

Как я уже неоднократно повторял как мантру: общество-власть-язык/речь-мышления есть разные аспекты одного и того же явления, традиционно рассматриваемые в нынешней цивилизации как разные дисциплины.  

Понятно, что понимание устройства социума находится в центре внимания публики.  

НО.

Рассмотрение власти-общества сильно политически нагружено, и многие термины, их описывающие, просто отрицаются обсуждающими их сторонами.  

Поэтому я всегда предлагал рассматривать механизмы и материалы общества на примере языка-речи: суть, устройство, материалы, процессы, структуры и связи между ними во многом идентичны, зато можно уйти от эмоционально перегруженной лексики, добиться более спокойного обсуждения.

Суть языка во многом отразил Вильгельм фон Гумбольдт (1767-1835) в трактате: «О сравнительном изучении языков применительно к различным эпохам их развития».

Цитата из  https://vikent.ru/enc/7505/ (очень рекомендую Викентьева И.Л. и его сайт):

«Большое значение для развития языковедческой мысли имели диалектические противоречия (антиномии, т. е. противоречия между двумя взаимоисключающими положениями, каждое из которых признаётся доказуемым), которые наметил Гумбольдт при изучении языка. В частности, отметим:  

1. Противоречие между социальным и индивидуальным моментами в языке. Язык одновременно является принадлежностью индивида и отражает общественные и национальные факторы.

2. Противоречие между завершением развития языка в данный момент и его непрерывным развитием.

3. Язык как совокупность определённых фактов и вместилище приёмов, с помощью которых развивается речь.

4. Язык как определённая система и в то же время реализация в виде отдельных актов речевой деятельности.

5. Язык как средство объективизации мысли, доступной благодаря этому и для других, и язык как стимул мысли слушающего.

6. Стремление отличить логические формы мышления от языковых форм, в частности грамматических, хотя Гумбольдт настаивал на влиянии системы языка на характер мышления.”

Конец цитаты.

Что тут можно сказать? Только повторить Б. Спинозу: “Опыт слишком часто поучает нас, что люди ни над чем так мало не властны, как над языком своим.»
 

Налицо имеем парадокс (конфликт, антонимию?):

– люди создают язык, они его порождают,

– тем не менее, язык командует людьми, «заставляет» их использовать те или иные средства.

Ни один одиночка не владеет, не может в принципе владеть, всем языком; любой национальный язык является во всей своей полноте только в практике всего народа, как устной так и письменной, да еще на протяжении всего периода времени их (и языка и народа) жизни.  

При попытке осознать это сложную связь, структуру и связанные с этим процессы (я еще включаю в это перечень материал) нам недостаточно имеющихся в мейнстриме понятий-категорий и приемов думания.  

Фактически в данной статье я попытаюсь дополнить материал А. Летова взглядом на проблему со стороны инструментов интеллекта (ИИ).  

Отмечу очевидное: природа (механизмы, материалы, процессы и пр.) ГП схожи с тем же у языка-речи.  

Самый расхожий ИИ в нашем общем доступе – научный подход.  

Сразу скажу, что с точки зрения науки ни языка ни речи не существует.

Есть лишь отдельные слова, их начертание на бумаге (ок, и мониторе) и их звучание. 

Поэтому и общества для науки нету. Есть лишь отдельные тела отдельных индивидов. 

Вот наука и придумала нейрофилософию и гробит время на изучение мозга, притворяясь, что изучает мышление.  

Что мы делаем? Мы дистиллируем некие общие закономерности работы с фактами, заимствованные из научного дискурса. И используем это.

Грубо говоря, мы сложные явления разбираем на компоненты (типа, анализируем).

Только О.С. Анисимов правильно утверждает, что анализа без синтеза не бывает.  

Поэтому разобрав нечто, мы должны его вновь собрать, уже получив многоплановое представление об объекте.  

Здесь я избегаю слова «образ», потому что это слово все значительно упрощает и потому сильно искажает.

Дело в том, что наше представление складывается из многих составляющих, где визуализация есть лишь одна из многих.  

Что используется при синтезе?

– конечно, картинка, типа «общий вид»,

– набор цифровых значений объекта, типа размеров,

– форма, которая может не быть охваченной зрительно в виду своей сложности,

– знания о материалах, из которых сложен объект,

– его история,

– связи с другими объектами,  

– данные об объекте из других наук, подходов, теорий-гипотез, причем чаще всего таких, которые мы уже давно признали неверными.  

Последний пункт важен: даже ошибочное знание нами всегда применяется (например, как отрицание, ссылка «только не это»), его избежать нельзя и не надо. Как-нибудь надо об этом поговорить…

Те, кто занимался наукой, конечно знают, что все эти научные анализы и модели есть упрощение изучаемого объекта и потому некое искажение.  

Но стадия синтеза полученных знаний о компонентах есть нечто, не охваченное пресловутой логикой. Удержание в поле внимания всех сторон объекта в их взаимосвязи и взаимодействии есть дело нелегкое.

И оно никак не предлагается к освоению тем, кто пропагандирует логику и прочие научные ИИ.  

Скорее всего А. Летов именно это синтезирование имеет в виду здесь (цитата): «Любое понятие - это двух-компонентное явление, где с одной стороны есть слово, группа слов или иные, подобные словам, обозначения, а на другой стороне - образ, который возникает у людей при активации разума первым компонентом. Этот, второй компонент, есть объект правового полушария и оный есть образ, соответствующий первому компоненту. Образ, как уже понятно, есть часть некоторой частной ноосферной матрицы (или же оный может быть размещён в нескольких матрицах).»

В данной цитате упомянут важный элемент слова («образа», понятия): оно (они) есть часть ноосферной матрицы.

Упоминание «ноосферной матрицы» есть оглашение важного свойства Человека: кроме «чисто материальной» составляющей, тканей тела в их процессах жизни, Человек производит матрицы, эгрегоры и прочие вещи, которые собственно и делают его Человеком.  

Тем, кто хочет начать осознавать устройство Человека: вдумайтесь в природу ноосферы, матриц и эгрегоров.  

Некий итог:  

– устройство Человека сложно по многим параметрам:

– классическая наука не имеет средств для их помышления,

– тем не менее мы делаем некий экстракт их научных ИИ и используем их для помышления явлений общества (власти, языка, мышления),

– и все ж таки имеющихся научных ИИ явно недостаточно для обсуждения Человека.

Что конкретно не изучают традиционные теории мышления: не изучается создание мозаичного «образа» (который далеко не только визуальный) и работы над ним.

Какой-то слабой попыткой такого синтеза являются разговоры о диалектическом видении-подходе.  

Слабость диалектики, ее недостаточность,  лежит в ее генетическом родстве с идеологией (мировоззрением) классической науки.  

Повторюсь: сама наука хороша, превосходна при работе с косной материей, при строительстве мостов и автомобилей. И таковой останется.

Но при обсуждении проблем общества мы нуждаемся в иных ИИ.  

Здесь мы переходим к обсуждению одной важной особенности этих самых вожделаемых, прорывных,  ИИ.

Собственно, эта их особенность объясняет, почему они до сих пор не разработаны толком (есть только наметки).

Есть прямая корреляция между классом проблемы/задачи и требуемых для ее решения ИИ.

Типа, из пушки по воробьям нет смысла стрелять.  

Вот есть явление соборности.  

Стоит проблема  перевести ее функционирование из коллективного безсознательного в сознательное (и неизбежно коллективное). 

Вот такая проблема потребует этих самых новых ИИ.

А вот чтобы помочь Ситроену увеличить продажи своих машин эти ИИ не годятся, они работать толком не будут. Это типа как использовать формулы ускорения движении по окружности при расчете скорости автомобиля на арочном мосту, ну, или выдавать скорость пешехода с точностью до седьмого знака после запятой.  

Но если все эти расчеты еще можно по факту сделать, хотя возникает вопрос «зачем?», то разработать новые ИИ при анализе книги Ивлева Ю.В. «Логика для юристов» в принципе невозможно.   

Типа, чем сложнее проблема, тем изощреннее наши ИИ. И наоборот. Поэтому наука не умрет, ибо остаются проблемы ее уровня, она – хороший инструмент в сфере своего применения.

А вот помышление ГП, его материалов, механизмов, процессов, структур и связей между ними без новых ИИ не получится.  

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.