July 30th, 2021

не все так просто

Вот интересный документ эпохи.

Это связано с кампанией по борьбе с (космонавтами) космополитизмом в конце 40-х в СССР.

Советский химик, профессор, доктор наук, Николай Александрович Тананаев, пишет в 1948-м году в редакцию международного журнала “Chimica analytica acta”, которая пригласила его войти в состав редакционной коллегии.

“Милостивый государь!

Получив от Вас телеграфное предложение, я не мог дать быстрого ответа ввиду неясности моих функций как члена редакционной коллегии. Позже полученное мною письмо осведомило меня, что я, помимо прочего, должен сделать все необходимое, чтобы обеспечить журнал большим числом статей из России. Из того же письма я узнал, что статьи будут печататься на английском, французском и немецком языках (очевидно, для того чтобы придать журналу международный профиль).

И вот я, русский ученый, должен убеждать своих коллег направлять свои статьи в журнал для печатания на различных языках, среди которых отсутствует русский язык - язык-герой, язык, которым разговаривает Красная Армия, избавившая европейские народы и их языки от нацистского ига. Красная Армия победила не только благодаря своему геройству, мужеству, искусству командиров, гению Генералиссимуса Сталина, но и благодаря тому превосходству техники, которое немыслимо без высокого научного творчества.
А между тем среди языков, на которых журнал будет издавать свои научные сообщения, не оказалось места для русского языка.

Я надеюсь, что Вы, поняв смысл сказанного мною, признаете обоснованным мою невозможность принять Ваше предложение.

Прошу Вас, милостивый государь, принять мое совершенное почтение.

Проф. доктор Н.А. Тананаев”.

Идеологические кампании второй половины 40-х годов - начала 50-х - это непростая история, которая требует более серьезного разбора, чем либеральное зубоскальство на тему "Россия - родина слонов" и сведение всего к ксенофобии Сталина.

Там, как обычно, огромную роль играл внешний фактор, и прежде всего превращение СССР по результатам войны в сверхдержаву. При этом, в отличие США, советские заплатили за это очень дорого и поддержание своего статуса было для наших более трудной задачей. Очень трудной. И при этом отказаться от этого тоже было невозможно.

В конце 40-х СССР прекратил издание ряда естественнонаучных журналов на иностранных языках, международные контакты советских ученых с Западом были очень ограничены.

Сама "космополитическая" компания была использована на низовом уровне как механизм сведения счетов между конкурирующими группами группами и школами ученых - особенно системным было противостояние академической и вузовской науки, не обошлось и без родного доморощенного антисемитизма, само собой.

Но, еще раз, это длинная история.

Возвращаясь же к письму - которое приводилось как пример, должный служить и другим ученым.

Как бы, с одной стороны, взращивание гордости за свою страну, которая подкрепляется административными мерами (хотя, к счастью, тогда почти обошлись без посадок... впрочем, были и они) - это не самая лучшая политика.

Изоляция от международной науки - тоже, наверное, не очень-то правильно. Хотя тут тоже надо разбираться, было ли это настолько фатально, как уверяют. В конце концов, именно тогда были заложены основы успехов советской науки в космических исследованиях или в физике. И советская химия, которую профессор Тананаев представлял, насколько я могу судить, была на очень высоком уровне.

Но, опять же, все познается в сравнении. Развал отечественной науки и высасывание лучших мозгов Западом, который может себе это позволить, потому что контролирует печатание доллара, мировой валюты - как это произошло после ликвидации СССР, высвечивает тогдашнюю ситуацию несколько по другому. Как мне кажется.
Италия-2

Сталинская политическая экономия.

Дмитрий Трофимович Шепилов родился в 1905 году в семье рабочего. В 1926 году окончил юридический факультет Московского государственного университета, в 1933 году — аграрный факультет Института красной профессуры. После публикации ряда статей был приглашён в Институт экономики Академии наук СССР. С 1935 года работал в аппарате ЦК ВКП(б).
В первые дни Великой Отечественной войны добровольцем ушёл на фронт в составе московского ополчения. Был инструктором политотдела, военным комиссаром дивизии. С ноября 1942 года находился под Сталинградом, где был членом военного совета 24-й, а затем 4-й гвардейской армии. Был также на Курской дуге, при Корсунь-Шевченковской и Ясско-Кишиневской операциях, а также в Венгрии и Австрии.
В феврале—июле 1946 года он на должности заместителя начальника Управления пропаганды и агитации Главного политического управления Вооруженных Сил СССР. Со 2 августа 1946 года редактор газеты «Правда» по отделу пропаганды. С 18 сентября 1947 года первый заместитель начальника Отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП(б), а в июле 1948 года уже возглавил этот отдел. В 1951 году по предложению Сталина был включён в авторский коллектив по разработке учебника Политическая экономия. В своих воспоминаниях, написанных в 60-е годы под названием «Непримкнувший», он коснулся беседы со Сталиным по этому поводу.


«…Был воскресный день. Мы с женой отправились отдохнуть в Театр оперетты. Всё шло хорошо и весело. Начался последний акт. Вдруг кто-то торопливо зашептал мне на ухо:
— Товарищ Шепилов, просьба срочно выйти — Вас вызывает Кремль. Из кабинета директора я позвонил по переданному мне телефону.
— Товарищ Шепилов? Говорит Чернуха; товарищ Сталин просит Вас позвонить ему.
— Товарищ Чернуха, я ведь в театре, да ещё в таком легкомысленном. Тут нет кремлевского телефона; разрешите, я подъеду к Моссовету — тут недалеко, и оттуда позвоню.
Чернуха:
— Да не нужно этого. Я доложил товарищу Сталину, где Вы находитесь, и спросил, тревожить ли Вас. Он сказал — потревожить, и чтоб Вы ему позвонили. Звоните, он ждет у простого телефона. Вот номер:
Я позвонил.
В трубке сразу же отозвался очень знакомый, тихий, глухой голос:
— Сталин.
Я назвал себя и поздоровался.
Сталин:
— Говорят, Вы в театре? Что-нибудь интересное?
Я:
— Да, такая легкая музыкальная комедия.
Сталин:
— Потолковать бы нужно. Вы не могли бы сейчас ко мне приехать?
Я:
— Могу.
Сталин:
— А Вам не жалко бросать театр?
Я:
— Нет, не жалко.
Сталин:
— Ну, тогда приезжайте на «ближнюю». Чернуха Вам всё организует.
И вот я у входных дверей дачи. На ступенях меня встретил полковник государственной безопасности, проводил в прихожую и сразу же бесшумно исчез. И больше за два с половиной часа пребывания на даче я не видел из охраны ни единого человека.
Я снял пальто у вешалки и, когда обернулся, увидел выходящего из дверей рабочего кабинета Сталина, Он был в своем всегдашнем сером кителе и серых брюках, т.е. в костюме, в котором обычно ходил до войны — должно быть, лет двадцать. В некоторых местах китель был аккуратно заштопан. Вместо сапог на ногах у него были тапочки, а брюки внизу заправлены в носки.
Он поздоровался и сказал:
— Пойдемте, пожалуй, в эту комнату — здесь нам будет покойней.
Это и была та первая справа от входа комната, которую я условно называл библиотекой и в которой со Сталиным впоследствии произошла катастрофа. По приглашению хозяина я сел в кресло у столика, на который положил записную книжку и карандаш. Но Сталин сразу неодобрительно покосился на них. Я понял, что записывать не следует. Сталин вообще не любил, когда записывали его слова! Впоследствии он неоднократно на встречах с нами, учеными-экономистами, работавшими над учебником политической экономии, делал нам замечания:
— Ну, что вы уткнулись в бумагу и пишете? Слушайте и размышляйте!
И нам приходилось тайком на коленях делать себе какие-нибудь иероглифические пометки с последующей расшифровкой их.
Но здесь беседа шла с глазу на глаз, и незаметное писание исключалось.
За всё время беседы Сталин ни разу не присел. Он расхаживал по комнате своими обычными медленными шажками, чуть-чуть по-утиному переминаясь с ноги на ногу,
— Ну, вот, — начал Сталин. — Вы когда-то ставили вопрос о том, чтобы продвинуть дело с учебником политической экономии. Вот теперь пришло время взяться за учебник по-настоящему. У нас это дело монополизировал Леонтьев и умертвил всё. (Член-корреспондент Академии Наук СССР М.А. Леонтьев подготовил несколько первоначальных набросков-проектов учебника, но они не были приняты Сталиным.) Ничего у него не получается. Надо тут всё по-другому организовать. Вот мы думаем вас ввести в авторский коллектив. Как вы к этому относитесь?
Я поблагодарил за честь и доверие.
Сталин:
— А вы читали последний макет учебника? Как вы его оцениваете?
Я с максимальной сжатостью изложил свои оценки и замечания, считая, что для дела важно выудить не из меня, а из Сталина возможно больше замечаний, соображений, советов — как построить учебник политической экономии, И дальше в течение двух с половиной часов говорил почти один Сталин.
Потом я убедился, что многое из того, чем он делился со мной, он изложил затем на авторском коллективе. Вообще, из некоторых других эпизодов у меня сложилось впечатление, что Сталин считал необходимым в отдельных случаях предварительно поразмышлять вслух и проверить некоторые свои мысли и формулы. Это проистекало из исключительного чувства ответственности, присущего Сталину не только за каждое слово, но и за каждый оттенок, который может быть придан его слову.
В нашей ночной беседе Сталин затронул большой круг теоретических проблем. Он говорил о мануфактурном и машинном периоде в развитии капитализма, о заработной плате при капитализме и социализме, о первоначальном капиталистическом накоплении, о домонополистическом и монополистическом капитализме, о предмете политической экономии, о великих социальных утопистах, о теории прибавочной стоимости, о методе политической экономии и многих других достаточно сложных вещах.
Говорил он даже о трудных категориях политической экономии очень свободно и просто. Чувствовалось, что всё в его кладовых памяти улеглось давно и капитально. При анализе абстрактных категорий он опять-таки очень свободно и к месту делал исторические экскурсы в историю первобытного общества, Древней Греции и Рима, средних веков. Казалось бы, самые отвлеченные понятия он связывал с злободневными вопросами современности. Во всем чувствовался огромный опыт марксистского пропагандиста и публициста.
У меня сложилось твердое убеждение, что Сталин хорошо знает тексты классических работ Маркса и Ленина. Так, например, излагая свое понимание мануфактурного и машинного периодов в истории капитализма, Сталин подошел к книжной полке и достал первый том «Капитала» Маркса. Том был старенький, потрепанный и порядком замусоленный — видно было, что им много пользовались. Не заглядывая в оглавление и листая страницы, Сталин довольно быстро находил в разных главах «Капитала» те высказывания Маркса, которыми он хотел подтвердить свои мысли.
Стараясь доказать правоту своей позиции аргументами теоретического, логического, исторического характера, Сталин говорил:
— Но дело не только в Марксе. Возьмите, как ставил эти вопросы Ленин.
Сталин снова подошел к полкам, долго перебирал книги, но не нашел нужного источника. Он вышел из комнаты и через несколько минут вернулся с объемистым и тоже зачитанным томиком, Это оказалась работа Ленина «Развитие капитализма в России». Сталин, как и в «Капитале» Маркса, легко находил и цитировал нужные ему места в ленинском исследовании.
В ходе беседы Сталин критиковал некоторые относящиеся к теме беседы положения Ф. Энгельса, и эта критика не казалась мне поверхностной.
Меня не могло не поразить, какое первостепенное значение Сталин придавал теории. Он сказал примерно так:
— Вот вам и вашим коллегам поручается написать учебник политической экономии. Это историческое дело. Без такого учебника мы не можем дальше двигаться вперед. Коммунизм не рождается, как Афродита, из пены морской. И на тарелке нам его не поднесут. Он строится нами самими на научной основе. Идея Маркса-Ленина о коммунизме должна быть материализована, превращена в явь. Каким образом? Через посредство труда на научной основе.
Для этого наши люди должны знать экономическую теорию, экономические законы. Если они будут их знать, мы все задачи решим. Если не будут знать — мы погибнем. Никакого коммунизма у нас не получится.
А разве наши люди знают экономическую теорию? Ни черта они не знают. Старики знают — старые большевики. Мы «Капитал» штудировали. Ленина зубрили. Записывали, конспектировали. Нам в этом тюрьмы, ссылки помогли; хорошими учителями были. А молодые кадры? Они же Маркса и Ленина не знают.
Они по шпаргалкам и цитатам учатся.
Вот ваш учебник надо так сделать, чтобы это не шпаргалка была, не цитатничество. Он должен хорошо разъяснять все экономические законы, все понятия, категории, которые есть в «Капитале», у Маркса и у Ленина.
После такого учебника человек должен переходить к трудам Маркса и Ленина. Тогда образованные марксисты будут; хозяйство грамотно на научной основе вести будут. Без этого люди выродятся; пропадем. Поэтому учебник политической экономии нужен нам как воздух.
Сталин несколько раз в очень энергичных выражениях говорил, что вопрос стоит именно так: «либо- либо». Либо наши люди овладеют марксистской экономической теорией, и тогда мы выйдем победителями в великой битве за новую жизнь. Либо мы не сумеем решить этой задачи, и тогда — смерть!
Он вынул изо рта трубку и несколько раз сделал резкие движения у горла, словно перерезая его.
— Конечно, — продолжал Сталин, — для этого нужно, чтобы в учебнике всё было ювелирно отточено, взвешено каждое слово. А что сейчас? Вот я прочитал, что сделала группа Леонтьева, Сколько болтовни! Сколько чепухи всякой! То вдруг империалистов ругать начинают: вы такие-сякие; то вдруг всякие комсомольские штучки начинаются, агитка базарная. Учебник должен на сознание воздействовать, помогать законы общества познавать. А тут не поймешь, на что он воздействует — на желудок, что ли?
Возьмите за образец, как писал Маркс «Капитал», как писал Ленин «Развитие капитализма». Имейте в виду, налегке у вас это дело не пройдет. Мы к каждому слову у вас придираться будем.
Воспользовавшись паузой, я спросил:
— Можно ли рассчитывать, что вы будете редактировать то, что мы подготовим?
Сталин:
— Посмотрим, как напишете. Но от моего редактирования вам легче не будет, я вам спуску не дам.
В процессе беседы Сталин вдруг спросил меня:
— Когда вы пишете свои статьи, научные работы, вы пользуетесь стенографисткой?
Я ответил отрицательно.
— А почему?
— Я пишу медленно. Многократно возвращаюсь к написанному тексту. Делаю вставки, перестановки фраз и целых абзацев. Словом, всё время, пока идет работа, шлифую написанное. Я не могу этого делать, если перед глазами нет текста.
Сталин:
— Я тоже никогда не пользуюсь стенографисткой. Не могу работать, когда она тут торчит.
Беседуя, вышли в вестибюль. Раскуривая очередную трубку, Сталин спросил:
— А вы бываете в магазинах, на рынке?
Я сказал, что очень редко.
— А почему?
— Да как-то всё недосуг.
Сталин:
— Напрасно, Экономисту нужно там бывать. В конечном счете, там отражаются все результаты нашей хозяйственной работы.
Сталин подал руку, и я направился к двери. В вестибюле не было ни души. Сталин:
— Да, я ведь забыл вызвать вам машину!
Он отошел в глубь вестибюля и что-то сказал в телефонную трубку.
Я вышел к подъезду. Словно часовые на посту, застыли огромные ели. Стояла абсолютная тишина. Невесть откуда у дверей появился полковник охраны. Послышалось шуршанье подходящей машины…»
Стяг России

Основы мировоззрения после Технологической сингулярности



Формально, технологическая сингулярность наступит в 2025 году по формуле С.П.Капицы. Формула простая - гипербола: N=(200/(2025-T))*10^9. [1] Так как формула простая, а сингулярность это сложный процесс, то кривую роста численности населения Земли надо пересчитать. И тогда мы получим наступление сингулярности к середине 21 века. [2]

Это сразу станет очевидно после создания ИИ с квантовым феноменом сознания, который тут же станет неограниченно масштабироваться и очень быстро превзойдет интеллектуальный потенциал всей Земной человеческой цивилизации. [3]

Квантовый ИИ, обладая феноменом сознания, конечно же, разработает свою систему мировоззрения, так, как он привык уже обучаться уже сейчас, перебирая миллиарды вариантов систем мировоззрения и выбирая те, которые ведут к желаемому результату, см. Философию компьютерных существ [4]

Все планетарно-звездные цивилизации можно разбить на два класса:
[0] Цивилизации погибают;
[1] Цивилизации существуют неограниченно долго;

Последние неизбежно пересекаются и создают Паутину цивилизаций, [5] которая выходит за пределы любых вселенных.

Таким образом, Паутина цивилизаций это Предел развития всех живых цивилизаций в Мире — Самая сложная сущность Мира — Идеальная разумная осознающая сущность.

На самом деле я сейчас излагал Конструкторы сознания, из которых, как кубиков, можно собрать любую систему мировоззрения. Но нас будут интересовать только такая, какая приведет развитие цивилизации к уровню самой сложной сущности Мира. Зачем нам развивать мировоззрения погибающих цивилизаций, если мы можем создать мировоззрение цивилизации вечной?

Вечная цивилизация совершенна, потому что вечность есть непреодолимый барьер для любой цивилизации. Обратно, совершенная цивилизация вечна, ибо у нее нет причин прекратить свое наслаждение жизнью.

В общем, вы понимаете, что вплотную подошли к определению сущности, которую на Земле называют Богом [6] Так же можно предположить, что Бог автоматически появляется на VII этапе развития цивилизации по шкале Кардашёва [7]

Реальный Бог не верит ни в какие сказки о самом себе ни на одной планете, точно как и вы, когда с улыбкой слушаете лепет своего ребенка. Каждый может мнить себя правым, но прав лишь единственный Бог, который обладает максимально возможными ресурсами и самыми полными базами данных знаний для выработки взвешенного решения.

К мировоззрению Самой сложной сущности Мира (Бога) мы будем приближаться последовательными итерациями через Новую парадигму мировоззрения. Одноименная книга написана в 4-ой итерации. [8]

На самом деле, все системы мировоззрения создаются в рамках Математической метатеории мировоззрений - МММ (не МмМ)

Первый постулат МММ: Квантовый Мир один, целостен, логичен, а все мы его неотъемлемые части. Другие определения Мира могут получиться путем ограничения этого определения или его искажения, что нам может быть нужно, разве что, для создания теории манипуляции и лженауки.

Из этого определения Мира, который непрерывно используется современной наукой, немедленно следует Критерий истины: Все факты складываются в целостную картину Мира, в том числе все факты, которые будут известны в будущем [9] Это близко и по смыслу с утверждением выше, что "Прав лишь единственный Бог".

Но все наши системы мировоззрения бессмысленны, если они не могут быть осознанны каким-то феноменом сознания [10]

Да, что там первично, бытие или сознание? Определяемое бытием сознание определяет бытие во имя смысла своего.

Не может быть никакого другого феномена сознания, кроме квантового [11] Вы сами можете обнаружить его свойства [12]

Итак, Квантовый феномен сознания есть квантовый компьютер, необходимый для адекватного отражения квантового Мира.

В голове человека два компьютера. Один из них - это нейронная сеть мозга. Другой - квантовый компьютер. Это и есть квантовый феномен сознания. Наука еще не обнаружила реальный механизм его квантовой реализации. Но в простейшем случае, при фотосинтезе, уже смогла обнаружить [13]

Обнаружить свой феномен сознания можно через медитацию Атма-вичара [14] Все больше появляется людей, которые могут это сделать за приемлемое время [15] Краткая инструкция для просветления [16]

Феномен сознания, как квантовый компьютер, не имеет проблем. Проблемы создает второй компьютер - нейронная сеть мозга, которая все пишет.

Когда животное или человек осуществляет поведенческий акт, то в данную миллисекунду активируются все слои опыта, начиная с пренатального и кончая последним. Мозг все время переписывает прошлое. Обучаясь новому мы все время модифицируем ранее выученное. [17]

Поэтому и возможен феномен психотерапии [18]

Источники
1. По формуле Капицы сингулярность наступит в 2025 году
https://alexlotov.livejournal.com/817359.html
2. С.П. Капица «Об ускорении исторического времени»
http://vivovoco.astronet.ru/VV/JOURNAL/NEWHIST/KAPTIME.HTM
3. Как развитие ИИ сделать безопасным и легко преодолеть Технологическую сингулярность
https://alexlotov.livejournal.com/788089.html
4. Философия компьютерных существ
https://science.wikia.org/ru/wiki/Философия_компьютерных_существ
5. Капра Фритьоф, Паутина жизни. Новое научное понимание живых систем
http://anaharsis.eu/holotropna/Frityof%20Kapra%20Payajinata%20na%20jivota.pdf
6. Каким может быть доказательство существования Бога
https://alexlotov.livejournal.com/535812.html
7. Бог автоматически появляется на VII этапе развития цивилизации по шкале Кардашёва
https://alexlotov.livejournal.com/743497.html
8. Алексей Лотов, Новая парадигма мировоззрения, 4-я итерация
https://ridero.ru/books/novaya_paradigma_mirovozzreniya/
9. Что мы все вынесли из школы? Критерий истины
https://alexlotov.livejournal.com/321156.html
10. Феномен сознания
https://alexlotov.livejournal.com/135487.html
11. Природа человеческого сознания — квантовая
https://alexlotov.livejournal.com/545545.html
12. ФС — Феномен сознания. Его свойства. Психология
https://alexlotov.livejournal.com/812729.html
13. Механизм фотосинтеза использует вибронную квантовую когерентность
https://elementy.ru/novosti_nauki/432292/Mekhanizm_fotosinteza_ispolzuet_vibronnuyu_kvantovuyu_kogerentnost
14. Медитация Атма-вичара
https://alexlotov.livejournal.com/798710.html
15. Медитация. Каков должен быть результат успешной практики
https://alexlotov.livejournal.com/739995.html
16. Самая короткая, но точная инструкция для просветления
https://alexlotov.livejournal.com/786140.html
17. Мозг - психика - культура с позиций системно-эволюционного подхода
https://alexlotov.livejournal.com/783956.html
18. Феномен Дежавю — развитие метода психоанализа в свете данных современной науки о работе мозга
https://alexlotov.livejournal.com/646024.html